Desperades

ГЛАВНАЯ

The mass of men lead lives of quiet desperation. What is called resignation is confirmed desperation… A stereotyped but unconscious despair is concealed even under what are called the games and amusements of mankind. There is no play in them, for this comes after work. But it is a characterestic of wisdom not to do desperate things.

H.D.Thoreau. Walden.

В последние годы у меня нарастает ощущение, что quiet desperation, тихое отчаяние — это и есть то, что происходит сегодня в большинстве анастасиевских поселений. Мы пришли на землю молодыми, сильными и полными светлых надежд. Мы все помним, что первые годы мы действительно были счастливы, и то волшебство, которое сопровождало нас каждый день на наших полях — все эти необычные переживания, свежесть ощущений и синхронистические события, — казалось очевидным подтверждением того, что в Книгах написана правда, и, обустраивая день за днём свой маленький кусочек Родины, мы действительно очень скоро увидим то самое светлое будущее. Но постепенно что-то изменилось. Как любит говорить Яндекс, что-то пошло не так. Мы научились строить тёплые и удобные дома, мы научились сажать деревья и выращивать овощи, мы даже научились рожать своих детей дома, но только… но только пространство любви почему-то так и не наступило. И сегодня мы озабочены кучей идиотских вопросов типа «где взять деньги?» или «куда дальше жить?», которые ещё восемь лет назад показались бы нам смешными.

Почти во всех поселениях, которые я знаю, люди отошли от эйфории, и не только от эйфории. Заметно это на первый взгляд или нет, но я вижу, что в основной своей массе мы утратили веру — в то, что близость к природе и те простые рекомендации, которые мы читали в Зелёных Книгах, действительно приведут нас к счастью и благополучию. Почти никто не хочет признаваться в этом открыто, но факт остаётся фактом: сегодня, в середине 2010-х, родовые помещики в массе явно предпочитают посмотреть вечером какой-нибудь фильм или посидеть в интернете, вместо того, чтобы бродить по лесам или разговаривать с растениями в саду. Я вижу, что мы отчаялись найти ответы на вопросы у своей земли и ищем их сейчас во внешнем мире — в том самом «искусственном информационном поле» — в интернете, в общении с новыми людьми и поездках в новые места. Мы спрашиваем «ну что, какие новости?» у тех, кто приехал из города, а не рассказываем им с горящими глазами о собственных открытиях и прозрениях.

Мы боимся себе в этом открыто признаться, мы пытаемся скрыть это от самих себя, но искренне мы больше не верим. Мы больше не верим в то, что жизнь на своей земле, близость к природе и прислушивание к тому, что звучит изнутри, наполнят нашу жизнь чем-то таким, что окажется ценнее больших денег и разнообразных впечатлений большого города. И хотя многие из нас пока ещё остаются на земле и не возвращаются обратно, в мегаполисы, но внимание наше, совершенно явно, обращено не внутрь. Оно обращено вовне, в большой мир. Туда, откуда могут прийти спасительные новые люди, «ценная информация» и деньги.

Мы отчаялись. Мы больше не верим в светлое будущее, потому что оно всё время откладывается слишком надолго. На неопределённо долго. И ждать его ещё десять или двадцать лет мы уже не готовы. Нам уже не 25.

В переводе с испанского «DESPERADO» означает «отчаявшийся» и «отчаянный». «Отчаяться» — значит перестать чаяти, надеяться на будущее. Утратить надежду.

Сама этимология слова «надежда» очень интересна. Это слово происходит от слова «надеяти» («надевати»), т.е. «надеть», «надевать», «на-деть». «Надеяти» означает «делать (деяти) на», «делать сверху». «Надеяться» — «делать что-то поверх себя». Подобно тому, как мы на-деваем одежду поверх нашего тела, точно так же мы на-деваем образы будущего, надежду, поверх настоящего, пытаясь прикрыть наш замерзающий от холодного ветра реальности ум, укрывая его в тёплой иллюзии. Мы всю жизнь надеемся на какое-то светлое будущее — более светлое, чем то настоящее, что мы видим сейчас, и эта надежда уберегает нас от столкновения с болью.

Но бывают моменты, когда надежды рушатся. Они протираются и рвутся, как старые лохмотья, и этот самый холодный ветер реальности врывается в нашу жизнь, причиняя нам боль, от которой уже не получается защититься. Боль разочарования в светлых идеях.

Мы отчаялись. И у нас теперь есть только два выхода. Или попытаться как-нибудь скроить себе новую надежду, новую достаточно привлекательную иллюзию, которая даст нам сил ждать нового светлого будущего ещё несколько лет, или…

Или встретиться с этим холодным ветром лицом к лицу. Попробовать пережить, выпить ту боль, которую рождает у нас соприкосновение с реальностью и научиться жить без одежды. Без надежды. Без будущего. В Настоящем. Обрести ту Силу, которая появляется у тех, кому нечего терять.

Стать отчаянными. DESPERADOS.

Что это может означать для тех, кто когда-то пришёл на землю, в анастасиевские и экологические поселения в поисках лучшей жизни? Что может означать для них «встретить реальность лицом к лицу»? Что тогда вообще такое есть реальность и иллюзия, раз уж мы говорим, что надежда иллюзорна?

Вот об этом мне и хочется с тобой поговорить на этих страницах.

(13 ноября 2015)

Перейти к верхней панели